о проекте | реклама на сайте

разместить рекламу


RSS Владимирский Электронный Дайджест
RSS Владимирский Электронный Дайджест

Подробности дела Мигачёва

04.05.2018 15:01 Рубрика: Политика


3 мая Октябрьский районный суд города Владимира отстранил от должности директора департамента природопользования и охраны окружающей среды администрации Владимирской области Алексея Мигачева. Чиновник, проработавший в департаменте 20 лет, сможет приступить к исполнению своих обязанностей не раньше вынесения решения по возбужденному в отношении него уголовному делу. Напомним, Мигачев обвиняется в превышении должностных полномочий при передаче в разработку без конкурса песчаного карьера. В материалах дела фигурирует сумма ущерба в размере 42 миллионов рублей.

Срок расследования уголовного дела в отношении директора регионального департамента природопользования продлен до 31 мая 2018 года — к этому времени должны быть готовы материалы экспертиз.

Алексей Мигачев и его адвокат Вадим Залевский пояснили в рамках судебного заседания, почему считают традиционную схему ведения уголовных дел, возбужденных в отношении чиновников, неприемлемой в рамках данного процесса. А также ответили на вопросы журналистов. 

Напомним, следствие попыталось отстранить Алексея Мигачева от исполнения обязанностей «главного эколога» 33 региона еще до окончания максимального возможного срока его домашнего ареста — 27 апреля. Но из-за срочного назначения судебного заседания и отсутствия адвоката, суд был перенесен на 3 мая. Отметим, что все доводы следствия были полностью поддержаны прокуратурой.

В разговоре с журналистами Алексей Мигачев подтвердил, что считает себя виновным, но с некоторыми оговорками:

«Мы понимали, что поскольку инвестор уже имелся, и Корпорация развития Владимирской области с ним все-таки отработала, мы работали с этим инвестором. Была выбрана схема без аукциона. И, по крайней мере, на тот момент, я понимал, что мы ничего не нарушаем. Сейчас я признал свою вину, ну умолчим - почему, но да, признал».

Мигачев объяснил тонкости, касающиеся ответственности за принятые решения. Ведь документы на право разработки песчаного карьера были подписаны вице-губернатором Алексеем Конышевым. А ответственность за исполнение решения была возложена на вице-губернатора Лидию Смолину:

«Там не один документ. Хотя правоустанавливающим документом является постановление администрации Владимирской области, но для возникновения оснований для его подписания еще издается ряд документов: и комиссионно в департаменте, и мной единолично».

Мигачев подчеркивает, что ответственность за передачу в разработку песчаного карьера «Астафьево» в Александровском районе лежит именно на нем:

«Я предлагал это решение, скажем так. И создал правовые условия для возможности его применения».

То, что Алексей Мигачев полностью признал свою вину, являлось одним из главных аргументов защиты в пользу выхода Мигачева на работу.

«Мигачев не отрицает вину и не отрицает событий, которые вменяются ему следствием. Показания свидетелей не противоречат показаниям Мигачева. Более того, самым ярым оппонентом в данном деле является именно сам Мигачев. То есть, никто больше на него не наговорил, чем он сам. Соответственно, каким образом и зачем человеку, который дал подобного рода показания, заставлять людей, которые дали аналогичные показания, что-либо менять, для меня лично остается полной загадкой. Равным образом, если мы говорим о том, что еще в начале следствия изъяты все материалы дела — проведены обыски и выемки. И на последнем заседании по продлению домашнего ареста нам было сказано, что сделано все, за исключением допроса высших чиновников Владимирской области и не получено заключение экспертизы. Соответственно, что может уничтожить Мигачев, из постановления следователя даже предположительно не следует», - заявил в судебном заседании адвокат Вадим Залевский.

Основной юридический довод Залевского, протестовавшего против отстранения от должности Алексея Мигачева, сводится к тому, что в представленном следствием ходатайстве четко не обоснованы причины, по которым обвиняющийся в превышении должностных полномочий чиновник, может продолжить преступную деятельность.

Ссылаясь на позицию Конституционного суда и Уголовно-процессуального кодекса, которая изложена в статье 114 УПК РФ («Временное отстранение от должности»), адвокат пояснил:

«Она подлежит применению при наличии достаточных оснований полагать, что… Надо достаточно основательно следствию убедить суд в том, что:

- подозреваемый или обвиняемый, оставаясь на занимаемой должности, продолжит преступную деятельность;

- будет угрожать участникам уголовного судопроизводства и другим способом воздействовать на них с целью добиться с их стороны определенных действий;

- сможет уничтожить доказательства, либо иным образом воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Иными словами, в материалах дела должно быть четко указано, что лицо намерено продолжить преступную деятельность или воспрепятствовать установлению по уголовному объективной истины. Постановление следователя должно быть мотивированным и в нем должны быть указаны конкретные факты. А в приведенном ходатайстве нет ни одного факта, свидетельствующего о том, что Мигачев на занимаемой должности намерен продолжать преступную деятельность.

Вадим Залевский

Любое действие, которое производится участниками судебного процесса и, прежде всего, следователем, оно должно быть досконально мотивировано, объяснено и доказано. В данном деле мы не услышали ни одного мало-мальски серьезного доказательства того, что Алексей Алексеевич является угрозой для следствия и для окружающих”.

Алексей Мигачев считает, что отстранение его от должности принесет Владимирской области больше вреда, чем пользы. Сейчас на федеральном уровне распределяются субсидии по программам экологического направления. И из-за отсутствия рабочих контактов, Владимирская область может лишиться значительного объема средств:

«Из-за того, что меня нет на работе, мне кажется, мы большую общественную опасность создаем. 6 месяцев организация трудится, не имея руководителя. А мы понимаем, что любая оперативная деятельность нуждается в руководителе. Многие вопросы нужно согласовывать с руководством области, с руководством федеральных структур, с органами местного самоуправления, организациями. И здесь, конечно, необходимо личное участие. Сумма ущерба, которая в материалах дела существует, правда мы расчетов пока не видели, но фактически тем, что мне не предоставлена возможность работать, наверное, области больший ущерб причинен. Поскольку в соответствии с новым законодательством сейчас должны распределяться субсидии между регионами на воплощение схем по обращению с отходами. А Минприроды с начальником отдела или замом директора на эти темы разговаривать не будет. И масса таких моментов. Я отвечать на звонки не могу, но я их вижу. Мне звонит начальник отдела капстроительства Росводресурсов — речь тоже идет о выделении сумм с восьми нулями для реализации проектов на территории региона. Но я не могу ни с кем переговорить и не знаю, что там происходит. Несмотря на сложные условия работы, к чести коллектива надо сказать, что никто не уволился — все продолжают работать, коллектив сплотился. Но, тем не менее, нужно руководить этим процессом».

«Экологический бюджет Владимирской области — то, что выделяет именно областной бюджет — он относительно небольшой. Основное финансирование мы получаем по линии федерального бюджета. Вот сейчас эти мусорные субсидии появятся. Правительство еще не приняло порядок их распределения между регионами. Но я уверяю вас, когда все это будет принято — все уже будет распределено. То есть, сейчас нужно этим заниматься», - добавил Алексей Мигачёв за рамками судебного заседания.

В суд поступило коллективное ходатайство от сотрудников департамента природопользования (за подписью 25 человек) с просьбой разрешить Мигачеву выйти на работу. Судья Юрий Евтухов сообщил, что ходатайство с просьбой не отстранять Мигачева от должности, поступило и от администрации Владимирской области - документ подписан вице-губернатором Алексеем Конышевым.

«Администрация ВО убедительно просит суд не поддерживать в отношении директора департамента природопользования Мигачева меру пресечения, связанную с ограничением свободы и изоляции от общества. Оснований для такой меры пресечения не имеется, основные следственные действия выполнены. Мигачев не имеет в настоящее время намерения противодействовать расследованию. У него на иждивении находится семья с малолетним ребенком, что исключает даже вероятность скрыться от следствия. Отсутствие на рабочем месте Мигачева по-прежнему делает затруднительной работу департамента природопользования и решения ряда долговременных проектов администации ВО. Если встает вопрос об отстранении от должности, также прошу по вышеизложенным причинам не отстранять Мигачева от должности», - зачитал документ судья Юрий Евтухов.

Но в итоге суд согласился с доводами следствия, подержанными прокуратурой. Аргументы следственных органов представил следователь по особо важным делам Следственного Комитета по Владимирской области Максим Зашкалов:

«В настоящее время завершить расследование не представляется возможным, поскольку не завершено производство экспертных исследований. Вместе с тем по решению вопроса о выдаче лицензий принимали участие подчиненные Мигачева сотрудники. В настоящее время проводятся следственно-процессуальные мероприятия, направленные на подтверждение причастности последнего к инкриминируемому деянию, связанное с его должностным положением. Без установления соответствующего ограничения, оставаясь на должности директора департамента природопользования и охраны окружающей среды администрации Владимирской области, Мигачев может оказывать давление на основных свидетелей, являющихся его подчиненными по службе, уничтожить документы, являющиеся доказательствами по его уголовному делу, поскольку следствием не завершен сбор доказательств по уголовному делу и иных должностных лиц — в том числе по иным фактам преступной деятельности. Учитывая то, что Мигачев совершил должностное преступление благодаря занимаемой должности, у следствия имеются основания полагать, что он может воспрепятствовать производству по делу, продолжая ее занимать».

После судебного заседания редакция Зебра ТВ связалась с официальным представителем Следственного Комитета по Владимирской области Ириной Мининой, которая пояснила, что речи о других уголовных делах, которые могут быть возбуждены в отношении Алексея Мигачева по другим фактам правонарушений, в настоящее время не идет. По информации Ирины Мининой, следствие проверяет весь период работы на Мигачева на посту директора департамента природопользования. Вероятнее всего, имеются ввиду последние несколько лет.

Что касается взаимоотношений сторон процесса, то, по словам, обвиняемого и его защитника, у них почти нет к следственным органам никаких претензий. Единственное серьезное нарушение, на которое жалуется Мигачев - невозможность получать необходимые для защиты документы:

«Дело не формировалось Следственным Комитетом. Ему передали материалы и сказали: берите и занимайтесь. Оперативную работу делало управление ФСБ. Поэтому им деваться некуда - они берут и расследуют. А если они взялись - система заработала. И теперь она должна отработать достойно. Следственные действия относительно корректно осуществлялись. Я не знаю, как это бывает. Но личной какой-то обиды не испытываю к Следственному Комитету. Но документов мы не видим никаких — это плохо.

Здесь каждый какую-то свою игру ведет. Я думаю, что следствие можно было провести за два месяца, а оно длится уже шесть месяцев. Понимаете, у них по инструкции, по методическим письмам Генпрокуратуры и Следственного Комитета, если чиновник является фигурантом, то он просто отстраняется. Мы все это видим, это стало обычной практикой. Они не имели возможности это не предъявить. Нам дали сегодня возможность что-то сказать в свою защиту — никто рот не затыкал и ручками в нас не кидался. Так что все нормально».

Адвокат Вадим Залевский:

«Каждую бумагу, касающуюся этого дела, мы можем получить только через жалобы. И вы сегодня увидели, что я у суда прошу, я пишу жалобы руководству Следственного Комитета, чтобы нам элементарно дали те бумаги, которые в обычном режиме даются без проблем. Например, постановление о мере пресечения для Алексея Алексеевича — это документ, который совершенно естественно человеку предъявляется, а нам его не дают. Даже постановление о возбуждении дела после моего вступления в него мы не могли получить — я месяц ходил и писал жалобы. И вот так от этапа к этапу».

Алексей Мигачев подчеркнул, что у него есть вопросы к работодателю, с которым за последние полгода не было никакой связи:

«Исправить эту ситуацию, устранить все проблемы и последствия, о которых мы полгода рассуждаем в разных кабинетах — несложно. Но для этого руководству области нужно принять ряд отдельных решений. И для этого нужно убедить руководство области эти решения принять. А не имея прямой связи со мной, я понимаю, что это сделать было сложно. И в чем суть тогда работы правоохранительной системы, если мы препятствуем устранения проблем, которые возникли, по мнению следствия, в связи с принятием определенных решений».

Напомним, пока Алексей Мигачев отстранен от должности, ему полагаются ежемесячные денежные выплаты в размере МРОТ. На вопрос о том, чем он будет заниматься в ближайшее время, чиновник с улыбкой отвечает так:

«Насколько я понимаю, отстранение не препятствует трудоустройству, поэтому как-нибудь с голоду не помрем. Закон позволяет это делать. Любой мужик создан для того, чтобы кормить свою семью — нельзя изменять этому призванию».

Алексей Мигачёв принял решение, что не будет оспаривать постановление суда об отстранении его от должности директора департамента природопользования администрации Владимирской области.


Источник публикации: зебра-тв: власть


www.vladimironline.ru


Рассылка новостей на e-mail



только в разделе Политика

Последние новости

Все новости


Комментарии