о проекте | реклама на сайте

разместить рекламу


RSS Владимирский Электронный Дайджест
RSS Владимирский Электронный Дайджест

«Мертвые души» избирателей

02.04.2018 11:31 Рубрика: Политика


В списках избирателей Владимирской области, на основании которых 18 марта проходило голосование на президентских выборах, по самым скромным подсчётам значились 100 тысяч человек, зарегистрированных в так называемых «резиновых квартирах». Такую цифру на пленарном заседании региональной Общественной палаты озвучил председатель избирательной комиссии Владимирской области Вадим Минаев.

Вадим Минаев

Председатель облизбиркома выделил Юрьев-Польский, Ковровский и Камешковский районы, и дал понять, что во Владимирской области нет муниципалитетов, в которых проблемы «резиновых» квартир не существовало бы:

«Они у нас — в списках избирателей. Они никогда не придут на выборы, с ними надо что-то делать».

Вадим Минаев пояснил членам Общественной палаты Владимирской области, что облизбиррком, совместно с органами местного самоуправления и полицией, разрабатывает «некую схему», которая позволит наказывать граждан, массово регистрирующих на своей жилплощади непонятно кого. В нюансы этой схемы он вдаваться не стал.

Минаев назвал чистоту списков избирателей «одной из самых тяжёлых проблем», с которыми сталкиваются избиркомы при организации и проведении выборов. Работа по удалению из списков усопших и лиц, уехавших из Владимирской области, началась 5 лет назад. С тех пор, количество «мёртвых душ» значительно сократилось, но Вадим Минаев признал, что до полной чистоты списков избирателей «нам очень и очень далеко».

Он пояснил, что избиркомы не формируют списки — они лишь обобщают сведения, предоставленные органами местного самоуправления, ЗАГС и полицией. После голосования в списки вносятся уточнения, и передаются обратно на места. Вадим Минаев сообщил, что к следующим выборам пометки избирательных комиссий часто никоим образом не учитываются:

«Зачастую бывает так, что участковая избирательная комиссия отработала список, человек пришёл, у человека новый паспорт, мы вносим эти данные в списки избирателей. Пришли люди и сказали: “Вот этот человек покинул нас”, показывают свидетельство о смерти, вы вносим эти данные. После завершения процедуры голосования списки опечатываются, через три месяца мы их вскрываем, отрабатываем и передаём всё это в органы местного самоуправления, в полицию, в ФМС. Назад мы получаем девственно чистые списки без какого-либо учёта тех записей, которые мы дали. До тех пор, пока это будет продолжаться, у нас в списках будут покойники; у нас будут в списках лица, которые давно уехали в другие территории. Всегда, общаясь с нашими коллегами из ФМС, органов местного самоуправления, я произношу одну и ту же фразу: “Я — человек не гордый, я славой могу поделиться”. Но в день голосования на избирательных участках нет ни представителей ФМС, ни представителей органов местного самоуправления, - только участковые комиссии которых вынуждены выслушивать упрёки [со стороны родственников усопших], справедливые упрёки».

Вадим Минаев напомнил, что в настоящее время разрабатываются поправки в федеральное законодательство и ведомственные инструкции, которые позволят более эффективно вести учёт избирателей и оперативно вносить уточнения в списки, так как «в XXI веке уже нельзя жить по тем нормативам, которые разрабатывались в конце ХХ века».

Минаев заявил, что власти сообща должны сделать всё возможное для того, чтобы в списках избирателей не было умерших граждан или фиктивно зарегистрированных:

«Позиция у меня такая: даже если один случай будет, когда кто-то из родственников увидит своего усопшего родственника в списке, это уже плохо».

Вадим Минаев, председатель Избирательной комиссии Владимирской области:

  • Одна из самых тяжёлых проблем, [с которыми мы постоянно сталкиваемся при проведении выборов] — это списки избирателей, чистота списков. Всё то, что мы делали за последние пять лет... Я не могу сказать, что это было сделано бесполезно, но мы реально выявили для себя картину, что до чистоты списков нам очень и очень далеко

  • Для понимания: избирательные комиссии любого уровня — будь то Избирательная комиссия Владимирской области, будь то территориальные избирательные комиссии — не формируют списки избирателей; мы их обобщаем и распечатываем. По большому счёту, мы просто аккумулируем ту информацию, которую нам предоставляют органы местного самоуправления, структуры ЗАГС, военкоматы и другие органы

  • Зачастую бывает так, что участковая избирательная комиссия отработала список, человек пришёл, у человека новый паспорт, мы вносим эти данные в списки избирателей. Пришли люди и сказали: «Вот этот человек покинул нас», показывают свидетельство о смерти, вы вносим эти данные. После завершения процедуры голосования списки опечатываются, через три месяца мы их вскрываем, отрабатываем и передаём всё это в органы местного самоуправления, в полицию, в ФМС. Назад мы получаем девственно чистые списки без какого-либо учёта тех записей, которые мы дали

  • До тех пор, пока это будет продолжаться, у нас в списках будут покойники; у нас будут в списках лица, которые давно уехали в другие территории

  • Всегда, общаясь с нашими коллегами из ФМС, органов местного самоуправления, я произношу одну и ту же фразу: «Я — человек не гордый, я славой могу поделиться». Но в день голосования на избирательных участках нет ни представителей ФМС, ни представителей органов местного самоуправления, - только участковые комиссии которых вынуждены выслушивать упрёки [со стороны родственников усопших], справедливые упрёки

  • Мы готовим пакет поправок и в федеральное законодательство, которые касаются закона №67 и закона о системе ГАС [государственной автоматизированной системы] «Выборы», и в различные инструкции, потому что в XXI веке уже, на мой взгляд, нельзя жить по тем нормативам, которые разрабатывались в конце ХХ века — совершенно иные коммуникационные технологии, совершенно иной уровень обмена информацией. И ждать, когда мы отдаём данные, которые будут на уровне областной полиции внесены в некую федеральную базу, которая пройдёт через Москву, которая вновь попадёт в ЦИК, потом через два-три месяца попадёт к нам... Ну что такое в нашей жизни два-три месяца? Сами можете прекрасно понимать

  • Поэтому, ещё раз повторюсь, будем делать всё возможное, всё то, что от нас зависит, для того, чтобы эти списки были чище, потому что когда мы в 2011 году эту работу начинали, вы не представляете с чем мы сталкивались. Там таких моментов было намного больше, хотя позиция у меня такая: даже если один случай будет, когда кто-то из родственников увидит своего усопшего родственника в списке, - это уже плохо; надо делать всё возможное для того, чтобы этого не было

  • Следующая проблема, с которой мы столкнулись, и с которой надо работать всем вместе — это так называемые «резиновые» квартиры. По самым скромным подсчётам сто тысяч человек по области [зарегистрированы в таких квартирах]. В Юрьев-Польском районе есть целые сёла, где люди зарегистрированы, но их никто никогда не видел. Ковровский район, Камешковский район, и так далее - [то же самое]

  • Они [зарегистрированные в «резиновых» квартирах] у нас — в списках избирателей. Они никогда не придут на выборы, с ними надо что-то делать

  • С органами местного самоуправления, с полицией мы разрабатываем некую схему, которая позволит наказывать тех людей, которые допускают подобные вещи, с тем, чтобы вот эта работа также привела к чистоте списков избирателей


Источник публикации: зебра-тв: власть


www.vladimironline.ru


Рассылка новостей на e-mail



только в разделе Политика

Последние новости

Все новости


Комментарии