о проекте | реклама на сайте

разместить рекламу


RSS Владимирский Электронный Дайджест
RSS Владимирский Электронный Дайджест

Угроза банкротства строительной отрасли

25.04.2018 11:52 Рубрика: Экономика


За последние три года - с 2015 по 2018 - количество дел, связанных с банкротством застройщиков, в России увеличилось с 78 до 281, объём незавершенного жилищного строительства превысил 70%. Об этом на «круглом столе» во Владимирском филиале Российской академии народного хозяйства и государственной службы (ВФ РАНХиГС) при президенте России сообщил заведующий кафедрой, трудового, земельного и финансового права Новосибирского юридического института (филиала Томского государственного университета) Игорь Фролов.

Игорь Фролов, все фото пресс-службы ВФ РАНХиГС

Дискуссия по теме «Актуальные вопросы развития института несостоятельности (банкротства): новеллы и тенденции» была организована совместно с юридическим факультетом МГУ при поддержке со стороны отделения Ассоциации юристов России во Владимирской области.

Директор Владимирского филиала РАНХиГС Вячеслав Картухин и представители кафедры предпринимательского права юридического факультета МГУ — доцент Александр Молотников и профессор Светлана Карелина

Дискуссия носила научный характер и шла вокруг института банкротства как физических, так и юридических лиц, а также о проблемных и не урегулированных вопросах при реализации этой процедуры.

Игорь Фролов из Новосибирского юридического института предупредил, что с 1 января 2018 года установлены новые правила в отношении банкротства застройщиков, которые могут создать массу проблем гражданам, заключившим со строительными организациями договоры о долевом участии (ДДУ). По мнению эксперта, актуальность темы вызвана тем, что россияне, нуждающиеся в жилье, заключают ДДУ по причине отсутствия средств на оплату жилья сразу и в полном объёме, и закон вроде бы встаёт на защиту интересов дольщиков, но может возникнуть ряд проблем:

«Любому гражданину удобнее приобрести готовое жильё и не участвовать в рискованных операциях. Мы прекрасно понимаем, что институт банкротства застройщиков завязан с договорами долевого участия в строительстве, и это объясняется тем, что люди хотят минимизировать стоимость жилья, и в связи с этим возникает вопрос о платёжеспособности должника, в частности, застройщика».

Игорь Фролов отметил, что понятие «застройщик», изложенное в законе о несостоятельности (банкротстве) — а именно юридическое лицо вне зависимости от его организационно-правовой формы, привлекающее денежные средства или имущество участника строительства - существенно отличается от определений «застройщик» в других законах. И это может внести сумятицу в головы участников строительного рынка.

Эксперт пояснил, что с 1 января 2018 года изменилась и процедура банкротства строительных организаций - теперь сразу будет вводиться конкурсное производство (то есть, продажа имущества, что приведёт к ликвидации конкретного бизнеса), и в каких-то случаях после начала конкурсного производства можно вводить внешнее управление. Фролов назвал его «достаточно сказочной процедурой», так как она особого эффекта не даёт, и она редко применяется.

Завкафедрой Новосбирского юридического института заявил, что такой механизм защиты прав дольщиков, как страхования объектов жилищного строительства, не сработал:

«Государство пыталось помочь гражданам, которые фактически лишены были права приобрести жильё, и до последнего момента у нас был некий механизм страхования деятельности застройщика. Надо откровенно сказать, что у нас этот механизм не сработал: как только мы банкротим крупного застройщика, то его страховая компания, как правило, через какое-то время тоже объявляет себя банкротом, такой поэтапный эффект домино складывается».

Теперь государство учредило специальный Фонд, куда застройщики будут перечислять по 1,2% от суммы каждого договора с дольщиками, и за счёт этих средств финансировать решение проблем граждан, пострадавших от непродуманных (если не умышленных) действий строителей. Учитывая, что авторы новации ни с кем из учёных такую идею не обсуждали, Игорь Фролов не понимает, как это будет работать, и уверен, что стоимость квадратного метра для конечных покупателей только вырастет.

Эксперт и назвал количество дел, связанных с банкротством застройщиков по России - 281 (на январь 2018 года), и заявил, что объёмы замороженного жилищного строительства выросли до 70%. Игорь Фролов пояснил, что законодатели придумали механизм «компенсаторного» характера, позволяющий другим строительным компаниям завершать строительно многоквартирных жилых домов, начатых застройщиками, признанными банкротами. Но и эта мера, по его мнению, вряд ли сработает:

«С точки зрения экономики, мне трудно представить, чтобы на тех же условиях, что были раньше, кто-то туда зайдёт, и как он это сделает. Мы создали новую модель, и ждём, когда она выстрелит, но очень всё сложно и неоднозначно, проблемно».

Стоит отметить, что именно такой метод решения проблем обманутых дольщиков применяется, пусть и с некоторым скрипом, во Владимирской области.

По мнению эксперта, предотвратить массовое банкротство застройщиков можно усилением контроля со стороны властей при выдаче разрешений на строительство, но при этом нужно работать с крупными, проверенными временем игроками, которые в состоянии соответствовать повышенным к ним требованиям:

«У них должно быть отдельное разрешение на каждый объект. Кроме этого, у застройщика постоянно на счёте должен быть большой резерв денежных средств — не менее 10% от окончательной стоимости строительства».

Идеальной мерой по недопущению массового банкротства застройщиков (или минимизации негативных социальных последствий от этого явления) мог бы стать полный отход от практики заключения договоров долевого участия граждан в строительстве, но, по мнению Игоря Фролова, в современной экономической ситуации это невозможно:

«Мы пока такого себе позволить не можем, потому что статистика говорит о том, что уровень жизни населения продолжает снижаться, но гражданам требуется жильё, поэтому от ДДУ мы отойти не сможем».

Эксперт считает, что необходимо изучить немецкий или американский опыт предотвращения банкротства застройщиков.

Зебра ТВ поинтересовалась у Игоря Фролова, как выглядит Владимирская область в плане угроз банкротства застройщиков на общероссийском фоне? Средне, ответил эксперт:

«Это связано с масштабами строительства, так как Владимирская область не славится повышенным уровнем жилищного строительства, у вас не так много строят, как в других регионах. Но тенденции нехорошие, мы ожидаем обвал рынка строительства и начала неплатежей буквально к сентябрю, октябрю 2018 года. Общая доля обманутых дольщиков растёт, и я думаю, что во Владимирской области их тоже будет больше. Это не значит, что это будет завтра или послезавтра, но тренд такой».

Игорь Фролов пояснил, что если в некоторых случаях банкротство это — хорошо, то признание несостоятельным застройщиков — это однозначно плохо, и нужно делать всё, чтобы этого не допустить. Он также объяснил, почему скептически относится к созданию компенсационного Фонда, в который застройщики будут отчислять по 1,2% от суммы каждого договора на долевое участие граждан, чтобы финансировать проблемные стройки:

«Фонд уже создан, сейчас происходит его наполнение, но это квазистрахование по большому счёту. Как это будет финансироваться? На каких условиях? А гражданин, который вложил денежные средства, где ему жить в этот период? Как это сделать? Я считаю, что здесь нужно обратиться не столько к закону о банкротстве застройщиков, а регулировать деятельность застройщика, как в той же Германии: котлован вырыл — получи деньги; стены возвёл — получи деньги, и так далее. Или как в Великобритании, где застройщиками являются банки, которые фактически всё финансируют. Почему у нас так не регулируется? Президент сказал, что надо отойти от договоров долевого участия в строительстве, но мы не отойдём — у нас платёжеспособность низкая, мы не сможем сразу же купить квартиру. На сегодняшний день есть два пути приобретения жилья — ипотека, либо участие инвестиционное; другого выхода нет. Тут ещё тенденция какая? Платёжеспособность населения падает, население - в хорошем смысле - плодится, размножается, молодые семьи должны быть обеспечены жильём, и происходят два тренда. Первый: государство ратует за демографию, за увеличение населения, но мы прекрасно понимаем, что, сказав «а», государство должно создать условия «б», то есть, обеспечить людей бы исходным жильём, чтобы семьи начинали жить в более-менее сносных условиях. Но государство этого не делает, а вместо этого обращает внимание на банкротство застройщиков. Но банкротство застройщиков это уже топовая ситуация, от неё нужно уходить. Возникает вопрос: банкротство, вообще, как таковое — это хорошо, или плохо? Как бы кто ни спорил, в некоторых случаях банкротство — это хорошо, это — нормально: неплатёжеспособный субъект должен заранее всех оповестить, что он неплатёжеспособен, и так далее; но банкротство застройщиков — однозначно плохо. Откуда взять денег? Получается как: вы строите с нормальной компанией, ваша доля — 1,2% от договора — уходит куда-то, и за счёт вас кого-то финансируют. И как эти деньги будут выделяться? Качественно они построят, или некачественно? Ужасно много проблем. Как это будет разрешаться? Практики нет».

Эксперт считает, что очень многое при вопросах банкротство застройщиков будет зависеть от Арбитражных судов, но он не уверен, что судьи смогут как-то переломить негативные тенденции.

Василий Перцов

Зебра ТВ попросила председателя Союза строителей Владимирской области, генерального директор компании «Новый мир плюс» Василия Перцова оценить финансовую состоятельность застройщиков, работающих в 33-ем регионе. Он пояснил, что о реальном положении дел в конкретной компании знает только её руководство, но главный признак надвигающейся беды — замороженные стройки, которых во Владимире нет. Перцов в среднесрочной не прогнозирует массового банкротства участников рынка и увеличения количества обманутых дольщиков. Он считает, что ситуация достаточно стабильная, ведь даже снижение курса рубля на владимирских строителях не сказалось:

«Только сами застройщики могут обладать достоверными сведениями о своём финансовом состоянии, но если смотреть со стороны, то стройки все строятся. Верный признак проблем — замороженная стройка, чего во Владимире не происходит. Все строительные компании — жизнеспособны, стройки идут. У нас застройщиков немного, рынок живой, если сравнивать, например, с Ивановской, Рязанской, Ярославской и Нижегородской областями; мы, можно сказать, впереди в плане покупательской способности населения. Банкротства застройщиков пока здесь не происходит. Возможно, что кто-то допускает просрочки по сдаче объектов, но большинство укладывается в сроки, и ни одной стройки замороженной нет, что касается строительства жилья, а других строек-то немного.

Банкротство застройщиков возможно в депрессивных регионах, а во Владимире, я полагаю, число обманутых дольщиков не увеличится. Ипотека сейчас выдаётся на широкую ногу, кредит не дорожает; последние события, связанные с ростом курса доллара и евро, никак не влияют, поскольку рынок абсолютно рублёвый, все строительные материалы — российские, никакого импорта нет на наших стройках. Наш строительный рынок никаким образом не зависит от внешней конъюнктуры и от событий на международной арене. Сейчас происходит так: человек берёт ипотеку и идёт в строительную компанию, стройка продолжается.

На мой взгляд, на ближнюю и среднесрочную перспективу ничего плохого не предвидится».



Источник публикации: зебра-тв: бизнес


www.vladimironline.ru


Рассылка новостей на e-mail



только в разделе Экономика

Последние новости

Все новости


Комментарии