о проекте | реклама на сайте

разместить рекламу


RSS Владимирский Электронный Дайджест
RSS Владимирский Электронный Дайджест

Парадоксы господдержки бизнеса

31.01.2018 11:10 Рубрика: Экономика


456 предприятий малого и среднего бизнеса, зарегистрированных во Владимирской области, в 2013 — 2016 годах получил из федерального и регионального бюджетов 794 с небольшим миллиона рублей в рамках реализации программ государственной поддержки малого и среднего предпринимательства (МСП). Это всего лишь 0,19% от общего количества «малышей», состоящих на учёте во Владимирском УФНС (примечательно, что в указанный период количество субъектов МСП в регионе сократилось с 85 805 до 53 607).

Такие цифры прозвучали на конференции «Оценка эффективности расходования бюджетных средств в программах поддержки малого и среднего бизнеса во Владимирской области». Дискуссия была организована Общероссийским народным фронтом (ОНФ) и «Союзом производственных компаний и предпринимателей России». Главная цель мероприятия, а подобные дискуссии до конца марта пройдут в 30 регионах, — найти пути повышения эффективности использования казённых денег в условиях сокращения объёмов финансовой поддержки МСП с федерального уровня.

Азат Газизов, фото — пресс-службы Владимирского регионального штаба ОНФ

С основным докладом на конференции выступил член Центрального штаба ОНФ, председатель правления Общероссийского объединения работодателей «Союз производственных компаний и предпринимателей России» Азат Газизов.

«ОЧЕНЬ СИЛЬНЫЙ СБОЙ»

Газизов сообщил, что, по оценке Счётной палаты России, программа по развитию малого и среднего предпринимательства «даёт очень сильный сбой»:

«На данный момент, по ключевым показателям, таким, как доля работников [в предприятиях малого и среднего бизнеса], которая должна была составить 28,1%, а у нас только 26%; по созданию новых рабочих мест — вместо 105 тысяч у нас 35 [тысяч], то есть в три раза показатели упали».

Программы оказания государственной поддержки развитию малого и среднего бизнеса курирует Министерство экономического развития Российской Федерации. В ведомстве, по словам Азата Газизова, ссылаются на сокращение средств федерального бюджета на оказание господдержки МСП. Примечательно, что МЭР оказывает малому и среднему бизнесу прямую финансовую поддержку.

КАК СОКРАЩАЛОСЬ ФИНАНСИРОВАНИЕ

Все слайды - из презентации Азата Газизова

Прямая финансовая поддержка субъектам малого и среднего предпринимательства, кроме Минэкономразвития, оказывается ещё и по линии Министерства сельского хозяйства и Фонда содействия инновациям. Из вышеприведённого слайда видно, что объёмы финансирования из последних двух источников в 2013 -2016 годах увеличивались, в то время как МЭР сократил ассигнования почти вдвое. Кстати, софинансирование из региональных бюджетов также сокращалось.

Если же взять цифры за 2013 — 2017 годы, то картина в целом по России выглядит ещё более удручающей.

Азат Газизов пояснил, что с 2013 года объёмы финансирования государственной поддержки малому и среднему бизнесу рухнули в четыре раза:

«Мы начинали с 19 миллиардов из федерального бюджета, и по регионам было софинансирование в размере почти 5 млрд рублей. На 2017 год было запланировано 7 с половиной миллиардов рублей по линии МЭР и почти 1,2 миллиарда из региональных бюджетов, но на прошлой неделе объявили, что в итоге было выделено [из федерального бюджета всего] 5 миллиардов рублей, из них 400 миллионов отправили в резерв... И в этой ситуации очень актуальным становится вопрос: когда денег становится мало, и невозможно покрыть все программы, которые были до этого, то их надо направлять на то, что приносит наибольший эффект. Это как в любой семье — если много денег, то покупаем всякую ерунду, если мало денег, то берём только то, что необходимо. И наша конференция призвана совместно с бизнес-сообществом, департаментами выявить как раз те программы, которые дают наибольший эффект. Вторая цель — понять, каким образом предпринимательское сообщество влияет на формирование данных программ; где они формируются — в тиши кабинетов, чиновники их делают, или всё-таки это требования и чаяния предпринимателей, которые жаждут получить именно определённый вид поддержки».

КОЛИЧЕСТВО ПОЛУЧАТЕЛЕЙ ГОСПОДДЕРЖКИ СОКРАТИЛОСЬ В 15 РАЗ

В 2013 году в целом по России из семи с половиной миллионов малых и средних предприятий и ИП государственную поддержку получали почти 45 тысяч, а в 2016 из сопоставимого количества субъектов МСП мерами господдержки пользовались всего 2 897.

ГОСПОДДЕРЖКА СТАТИСТИЧЕСКОЙ ПОГРЕШНОСТИ

Азат Газизов пояснил, что аналитики работали только с открытыми данными, опубликованными на Федеральном портале малого и среднего предпринимательства и на сайте департамента развития предпринимательства, торговли и сферы услуг администрации Владимирской области.

Во Владимирской области в 2013-2017 годах финансирование мероприятий, направленных на оказание государственной поддержки малому и среднему бизнесу, снижалось. Исключение составил 2014 год, когда из федерального бюджета пришёл 251 миллион рублей и ещё 25 добавил областной. К концу прошлого года ассигнования сократились до 103 миллионов с небольшим. Азат Газизов отметил, что, в связи с урезанием финансирования, пришлось свернуть и ряд программ по развитию МСП:

«И здесь же отображается количество программ господдержки, которые областной департамент развития предпринимательства департамент представляет для малого и среднего бизнеса — тоже произошло падение с 11 до 6. Видимо, логика такая: в условиях сокращения финансирования произошло сокращение числа программ. И мы хотели бы услышать, почему оставили именно эти программы, а другие убрали».

Забегая вперёд скажем, что никто из областных чиновников в ходе конференции так и не объяснил члену Центрального штаба ОНФ, почему были прекращены конкретные программы.

Газизов также сообщил, что средняя доля получателей финансовой невозвратной господдержки от общего количества малых и средних предприятий, включая индивидуальных предпринимателей, в 2013-2016 года составляла во Владимирской области … 0,19% (ноль целых девятнадцать сотых процента). В абсолютных цифрах — 456. Повторимся, что на конец 2016 года в 33-ем регионе были зарегистрированы 53 607 субъектов МСП. Азат Газизов сообщил, что в других регионах доля получателей господдержки доходит до 2,5% от общего числа малых и средних предприятий.

Повторимся, в 2014 году во Владимирской области на оказание мер государственной поддержке МСП были направлены рекордные 276 с половиной миллионов рублей. Но как-то так получилось, что год спустя общее количество малых и средних предприятий в регионе рухнуло более, чем на треть. Это видно из следующего слайда.

БИЗНЕС ПОЯВЛЯЕТСЯ, А РАБОЧИЕ МЕСТА - НЕТ

Азат Газизов напомнил, что по целевым показателям программ содействия развитию малого и среднего предпринимательства, в регионах к 2020 году должно быть по 42 субъекта МСП на 1000 жителей. Во Владимирской области, видимо, из-за сокращения в 2015 году общего количества малых и средних предприятий, этот показатель находится на отметке 38-39, что, впрочем, не критично. Но члена Центрального штаба ОНФ насторожило другое - снижение за период 2013-2017 годов среднесписочной численности работников, занятых в МСП, на 50 тысяч человек:

«Это очень нетипичный слайд, тоже хотелось получить комментарии какие-то, потому что во всех регионах именно обратная динамика, то есть, наоборот, это всё растёт. А здесь у нас число занятых упало».

Забегая вперёд сообщим, что если кто Азату Газизову и прокомментировал сокращение численности занятых на владимирских предприятиях малого и среднего бизнеса, то это были не участники конференции, а кто-то в кулуарах (он выходил из зала на некоторое время). Под самый занавес конференции он сообщил, что ему объяснили этот феномен созданием большого количества инновационных высокотехнологичных производств, которые не требуют большого количества рабочей силы, а, скорее наоборот:

«Здесь я столкнулся с очень интересной вещью, мне вот дали версию, которую я, наверное, ещё раз проработаю: при увеличении количества рабочих мест произошло падения занятых. Это странно, это первый такой регион. Это теория звучит так, что во Владимирской области создаются высокотехнологичные предприятия. А это как раз и подразумевает уровень автоматизации, роботизации, и поэтому, несмотря на то, что бизнес появляется, рабочие места не появляются. Это — отдельная большая тема для обсуждения. То, что во Владимирской области это так высветилось, мы возьмём это на заметку».

ПОЛУЧИЛИ ГОСПОДДЕРЖКУ И ЛИКВИДИРОВАЛИСЬ

Азат Газизов сообщил, что в результате анализа деятельности 456 владимирских предприятий малого и среднего бизнеса, получивших в 2013-2016 году финансовую поддержку от государства, выяснилось, что 28 компаний (6,14%) не сдают бухгалтерскую отчётность, а ещё 53 (11,62%) - ликвидированы или находятся в стадии ликвидации:

«По каждому предприятию были взяты данные бухучёта, то есть баланс, и на основании цифр, которые предоставляются ими в налоговую инспекцию, был проведён анализ. В среднем по России эта цифра так и идёт — 6%, гуляет от 5 до 8%, а вот цифры по ликвидированным предприятиям обычно пониже. Здесь встаёт вопрос, что когда мы даём государственную поддержку, какими методами мы оцениваем состояние компаний, которым она предоставляется? Не всегда это [ликвидация бизнеса] злой умысел — получили и исчезли; частенько люди просто не просчитали свои возможности, просто закрылся бизнес. Снижением этих цифр можно было бы более эффективно тратить государственные средства».

ЗАТО ПРИБЫЛЬ РАСТЁТ

Азат Газизов отметил, что Владимирская область отличается от других регионов, по которым проехали активисты ОНФ, тем, что у предприятий малого и среднего бизнеса, получивших господдержку, «прибыль растёт». В целом по России организации МСП выживают за счёт сохранения показателей по выручке и объёмам собственных средств:

«Владимирская область, наверное, единственная область, которую мы за это время проехали, первый регион, где всё-таки прибыль растёт, потому что по всем регионам обычно идёт динамика, показывающая, что основные средства и выручка ещё более-менее держатся, а прибыль у всех неуклонно падает за счёт того, что очень сильно выросла себестоимость [товаров и услуг] — выросли тарифы, вырос бензин, выросли зарплаты, и при тех же оборотах, даже чуть-чуть выше, у предпринимателей сильно упала именно прибыль».

ОКУПАЕТСЯ ГОСПОДДЕРЖКА ПРОИЗВОДСТВ, А НАЧИНАЮЩИХ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ И ИННОВАЦИОННЫХ КОМПАНИЙ — НЕТ

Азат Газизов пояснил, что государству важно, чтобы выделенные малому и среднему бизнесу бюджетные средства возвращались в бюджет же в виде налогов. И по соотношению вложенного к полученному можно говорить об эффективности мер государственной поддержки. Хорошим результатом считается поступление в казну трёх рублей с каждого выделенного предприятиям МСП бюджетного рубля. А во Владимирской области этот показатель даже выше; например, по программе «Безвозмездное субсидирование части затрат субъектов МСП, в том числе участников кластеров, связанных с приобретением оборудования в целях создания и (или) развития либо модернизации производства» каждый бюджетный рубля приносит 4 рубля в виде налогов. Агат Газизов назвал такой результат «абсолютным рекордом»:

«Практика по регионам показала, что наибольшую эффективность дают программы, связанные с реальным сектором экономики, связанные с оборудованием — с закупкой станков, субсидированием процентной ставки. Они традиционно дают высокий результат. По Владимирской области, по-моему, абсолютный рекорд получился — практически 1 к 4, то есть 159 миллионов за эти годы на эту программу было потрачено, а в виде налогов с этих предприятий вернулось 636 млн».

Ещё эффективнее во Владимирской области в 2013-2016 годах реализовывалась программа «Безвозмездное субсидирование части затрат субъектов МСП, связанных с уплатой первого взноса (аванса) по договору лизинга оборудования в целях создания и (или) развития либо модернизации производства товаров (работ, услуг)». Соотношений по ней вышло аж 1 к 6 в пользу бюджета. Азат Газизов заявил, что «эффект — налицо, деньги государственные были потрачены не зря».

А вот раздача грантов начинающим предпринимателям себя, похоже, не оправдывает. Азат Газизов сообщил, что эксперты Общероссийского народного фонда установили, что Владимирская область в этом не является исключением:

«Вы не поверите, вроде бы разные субъекты, разное количество получателей, разные географические условия, мы только что приехали из Белгорода, вот эта цифра там была 3 миллиона, сумма практически та же, по средней статистике получается, что эти деньги потрачены зря. Во Владимирской области 13 предприятиям где-то по 300 тысяч дали, а вот это [22,6 тысячи рублей налоговых отчислений] в итоге они произвели. Или люди изначально не планировали на эти деньги работать, или просто сама раздача была неэффективной».

По ходу конференции члену Центрального штаба ОНФ пояснят, что ждать моментальной отдачи от начинающих предпринимателей не стоит - у них всё ещё впереди.

Точно так же, как и с грантами для начинающих предпринимателей, обстоит ситуация и с поддержкой вновь создаваемых инновационных компаний — она себя не оправдывает. Впрочем Азат Газизов в данном случае считает, что в подобных ситуациях эффективность оказания мер государственной поддержки не всегда стоит определять по объёмам налоговых поступлений. Он предложил подумать над тем, какие критерии стоит использовать:

«Здесь вопрос очень сложный. Нельзя допустить, чтобы ребёнка выплеснули вместе с водой. Скорее всего, в таких случаях нельзя включать критерий именно налоговый, ведь эффективность может исчисляться по-разному. Например, в Белгороде программа по детским садам, там бесполезно считать по налогам, там считается, сколько мест для детей они организовали. Или в Ульяновске есть хорошая программа - «Лига школьников» по обучению школьников азам предпринимательства, там бессмысленно считать по налогам. Я не говорю, что всё выглядит ужасно, просто надо понимать, каким образом здесь считать эффективность».

А ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ-ТО НЕ ЗНАЮТ!

И уже в финальной части доклада Азата Газизова стало ясно почему в России, в том числе и во Владимирской области, система господдержки малого и среднего бизнеса работает не так, как хотелось бы, и почему такое ничтожное количество предпринимателей пользуются помощью со стороны государства. Всё просто — бизнес практически ничего не знает о том, что бюджет может ему помочь.

Вот некоторые цифры: в России действуют более 30 федеральных, 400 региональных, 700 инфраструктурных и более 2000 частных институтов развития малого и среднего предпринимательства. Но по данным Росстата, об их существовании осведомлены менее трети предпринимателей — 31,5%. В итоге мерами господдержки по всей стране пользуются только 2,7% предприятий малого и среднего бизнеса, включая ИП.

Чтобы исправить ситуацию, ОНФ и «Союз производственных компаний России» проводят опрос предпринимателей, чтобы проанализировать уровень их информированности о деятельности институтов развития МСП. Азат Газизов предложил бизнесменам заглянуть на сайт zonaproma.ru и принять участие в опросе:

«Ситуация сложная. Только 10% из этих институтов развития предпринимательства находятся в соцсетях, современном канале коммуникаций, только 30% пользуются печатными изданиями. То есть, получается так, что государство вкладывает деньги, а сам институт развития о себе ничего никому не сообщает. Мы бесконечно долго можем дискутировать на тему надо, не надо вообще поддерживать бизнес, но вопрос стоит по-другому: у нас есть институты развития, на них выделены деньги, а люди об этом просто не знают. Эту проблему будет решать на мартовском форуме с институтами развития предпринимательства. На федеральные институты развития средства выделяются крупные, они сами по себе существуют, а мы хотим установить обратную связь между ними и предпринимателями в регионах. Любой субъект Российской Федерации имеет свою особенность, и только от взаимодействия бизнес-сообщества с государственными служащими и институтами развития зависит, каким будет климат в регионе, насколько предприниматели будут верить власти и не выезжать в другие субъекты. А у нас это стало очень массовым — если регионы начинают усиливать давление, то предприниматели переезжают в другие субъекты Российской Федерации. Мы надеемся на взаимодействие, готовы выслушать мнение сообщества, власти, и готовы работать на то, чтобы институты развития сменили парадигму — чтобы не предприниматели бегали за ними, а чтобы они повернулись лицом к бизнесу и предлагали ему свои услуги».


Источник публикации: зебра-тв: бизнес


www.vladimironline.ru


Рассылка новостей на e-mail



только в разделе Экономика

Последние новости

Все новости


Комментарии