о проекте | реклама на сайте

разместить рекламу


RSS Владимирский Электронный Дайджест
RSS Владимирский Электронный Дайджест

Под знаком банкротства

08.01.2018 16:40 Рубрика: Экономика


2017 год для экономики Владимирской области прошел под знаком банкротств. И в этом 33 регион не особенно отличался от остальной страны. Минувший год для России стал худшим за последнее десятилетие по числу банкротящихся компаний. По данным Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования, в среднем по стране банкротилось по 1100 предприятий в месяц - перелом динамики в худшую сторону стал особенно очевиден во второй половине 2017 года.

БАНКРОТСТВО - НОРМА ЖИЗНИ

Среди заметных бизнес-игроков Владимирской области, утопивших в кредитах свои активы, в 2017 году оказалась, например, «Суздальская пивоварня», потянувшая ко дну и своего основного владельца бизнесмена Александра Юзвика. Под конец года выяснилось, что из рук собственников ушел и крупнейший во Владимирской области парк-отель «Велес» - любимое место местной элиты и столичных гостей. И в том, и в другом случае имущество отошло кредитору - Сбербанку. Большой пакет объектов недвижимости и земельных участков ушел из рук видного некогда бизнесмена и «червячного короля» Сергея Конина в пользу «Россельхозбанка».

Пожалуй, самым серьезным имиджевым ударом для экономики Владимирской области стала потеря инвесторами перспективного завода «СТЭС», выросшего из небольшого наукоемкого предприятия. Собственники серьезных производственных мощностей попались в ловушку экономического кризиса, взяв огромный валютный кредит во «Внешэкономбанке». Сумма долга для регионального уровня зашкаливает - 3,3 миллиарда рублей. Для владимирского Белого дома новость о том, что «СТЭС» потерпел фиаско, похоже, стала неожиданностью. Губернатор Светлана Орлова заявила, что будет помогать инвесторам, и включаться в переговоры с банкам. Но судя по всему, у главы региона так ничего и не получилось. По крайней мере, никаких новостей о появившихся у «СТЭСа» перспективах пока нет.

Уход компаний в банкротства коснулся большинства сфер бизнеса. В Александровском районе схлопнулось мясное производство «Мортадель», решившееся на публичную пикировку с крупнейшей торговой сетью «Дикси». «Мясному королю» Николаю Агурбашу так и не удалось доказать, что сети диктуют свою политику в ущерб производителям. В результате долгих переговоров и судебных тяжб в начале августа «Мортадель» начали банкротить.

Оперативно «сматывал удочки» из Владимирской области, а точнее из российского в принципе, и «ювелирный король» 33 региона - депутат ЗакСобрания Сергей Авакян. Юридические лица, часть которых являются широкой сетью подконтрольных организаций, банкротились одно за другим. Многоходовка с постоянной сменой участников разыгрывалась на глазах у изумленной публики с такой поспешностью, что за действиями предпринимателя не успевала угнаться специально созданная следственная группа, подозревающая ювелирный бизнес Авакянов в значительном объеме налоговых недоимок.

В предсмертных судорогах весь 2017 год мучилась небольшая оконная компания «Олимп», руководство которой под Новый год все же заявило о консервации производства как минимум на зимний период.

А вот московские собственники, выкупившие у бывшего депутата ЗакСобрания Александра Горшкова племзавод «Стародворский», увидели в банкротстве возможность избавиться от старых долгов и дать некогда флагманскому сельхозпредприятию Владимирской области шанс на возрождение.

Не лучше ситуация складывалась и на многих крупных промышленных предприятиях Владимирской области. В 2017 году собственники публично признали, что в плачевном состоянии находится «Владимирский моторотракторный завод». Руководство предприятия, как и многие другие начальники производств, попало под следствие в связи с накопившимися долгами по зарплате и налогам. Сотрудники забастовали, и выяснилось, что без зарплаты сидит около 400 специалистов, сумма общей задолженности перед которыми достигла 24 миллиона рублей. К середине ноября представители власти заявили, что отвечать за судьбу завода теперь будет государственная корпорация «Ростех».

Не платили зарплату и на предприятии «Прогресс», на котором трудоустроено много сотрудников-инвалидов. Скандал докатился до президента Путина. Региональная власть, чтобы красивой выйти из ситуации, начала в добровольно-принудительном порядке искать покупателей на непрофильное имущество «Прогресса», продажа которого помогла бы компании расплатиться по долгам, а областной власти сохранить лицо на федеральном уровне.

Сдувался потихонечку и владимирский завод «Точмаш». В 2017 году с него начали выводить остатки оборонного производства, а заводские площади, как и на других предприятиях региона, стали сдавать в аренду. В конце 2017 года на бывшем оборонном предприятии пружины для своих матрасов начала производить ковровская компания «Аскона».

Не избежали тенденции на банкротства и некоторые структурные подразделения ВЭМЗа.

НАЛОГОВАЯ СОКОВЫЖИМАЛКА

Значительную долю банкротств компаний Владимирской области инициировали налоговики. Фискальное ведомство, задачей которого является накачка деньгами бюджетов разных уровней, в 2017 году выбрало новую стратегию работы с бизнесом. Управление налоговой службы по Владимирской области больше не разбрасывало силы на организацию максимально возможного количества проверок, а концентрировалось на нескольких десятках компаний, насчитывая им огромные суммы недоимок.

Бизнесмены сигнализировали, что налоговики взяли привычку заходить в офисы компаний в сопровождении силовиков стиле «маски-шоу». Фискальное ведомство подобные сообщения никак не комментировало. А вот силовики не отрицали, что их привлекают налоговики. В частности, изъятие документов в присутствии вооруженных людей в масках происходило в компании «Владалко» и на мебельной фабрике «Корвет».

По данным налоговой, на конец 2017 года во Владимирской области было 250 компаний и 200 бизнесменов, являющихся банкротами, задолжавшим бюджету 8,5 миллиарда рублей (обязательные платежи составляли почти половину долгов всех компаний). 29 решений о запуске процедуры банкротства было принято судами по инициативе фискального ведомства. При этом в налоговой службе утверждали, что на очереди стоит еще 134 компании - процедурные решения в отношении них планируют запустить в ближайшее время.

По официальным данным, средний размер приписываемых компаниям доначислений в 2017 году вырос во Владимирской области в 2,5 раза. А количество уголовных дел, возбужденных по результатам налоговых проверок, возросло в 7 раз.

Именно в 2017 году стало понятно, что расплачиваться за лопнувший бизнес отныне будут не только непосредственные руководители, но и скрытые акционеры и бенефициары. Новые правила тут же спровоцировали новые судебные дела - в очередь на персональное банкротство выстроилось множество известных во Владимирской области персон.

ПОСЛЕДНИЙ КИРПИЧ В ПАМЯТНИК ОТРАСЛИ

В защиту бизнеса неожиданно резко выступила председатель регионального отделения «Опоры России» Екатерина Краскина. Глава владимирской «Опоры», в частности, заявила, что «качество» доначислений ставит под вопрос существование строительного бизнеса Владимирской области - в 2017 году налоговое ведомство акцентировано «работало» именно по строительным компаниям.

Региональной стройке вообще не слишком везло в 2017 году. Мало того, что в кризисные годы очередь на покупку жилья, мягко говоря, не росла, так две крупнейшие строительные группы компаний Владимирской области - «Игротэк» и «Консоль» - потеряли огромное количество денег, ввязавшись в историю со строительством домов по госпрограмме «Жилье для российской семьи».

Никаких компенсаций, обещанных по государственной программе, строители так и не получили, и вынуждены были вводить объекты без помощи государственных средств. В итоге, новых обманутых дольщиков во Владимирской области пока все-таки не появилось - квартиры хоть и с большим опозданием, но все же передают в руки вложившихся в их строительство граждан.

Но владимирские девелоперы явно переживают не лучшие времена: их засыпают исками подрядчики, дольщики, поставщики коммунальных ресурсов. А под конец 2017 года иски о банкротстве крупнейших строительных компаний подала мэрия города Владимира. Правда, к Новому году большая часть задолженности перед Оранжевым домом была погашена.

Показательно, что в конце 2017 года руководство Владимирской области и города Владимира впервые за последнее время не отчитались о количестве построенного и введенного в эксплуатацию жилья. Например, в прошлом году власти громко заявляли на каждом углу о рекордных тысячах квадратных метров.

Мрачной кодой строительной симфонии звучат данные налоговой службы о 30 строительных компаний Владимирской области, которые уже находятся в стадии банкротства, и еще 40 стройкомпаниях, которые «имеют стабильные признаки банкротства на протяжении нескольких отчетных периодов». А общий долг налоговых недоимок перед бюджетами разных уровней у строительных компаний Владимирской области составил в 2017 году 2,2 миллиарда рублей.

БАНКУЮТ НЕ ВСЕ

На фоне усиления позиций госбанков и банков с львиной долей государственной собственности, в 2017 году продолжился отзыв лицензий у мелких частных кредитных организаций (и их региональных филиалов). Перед Новым годом схлопнулся профсоюзный банк «Солидарность», лишив доступа к своим счетам часть бизнес-структур Владимирской области.

Чуть более сложная и неоднозначная ситуация сложилась с региональным «Владпромбанком», долгие годы кредитовавшим предприятия Владимирской области. К происходящему во «Владпромбанке» возникли вопросы не только у Центробанка, но и у СледКома, посчитавшего, что растущий банковский пузырь раздувался в том числе и за счет выдачи невозвратных кредитов.

Правда, особого сочувствия закрывающиеся банки не вызывали. И связано это с тем, что банки все чаще воспринимаются как один из инструментов передела собственности и способов контролировать предпринимательскую среду.

На этом фоне нелепым показалось назначение на должность очередного директора департамента развития предпринимательства администрации Владимирской области Натальи Коронновой - бывшего внутреннего аудитора «Владпромбанка», отвечавшего за чистоту и прозрачность работы кредитной организации. Правда, к кадровой политике владимирского Белого дома в отношении этого департамента у многих уже давно возникают большие вопросы. Чем занимается предпринимательский департамент администрации Владимирской области, во главе которого то и дело оказываются люди, мало имеющие отношения к развитию бизнеса, похоже, так никто до конца и не понял.

ТУМАННАЯ СТАТИСТИКА

Получить адекватную и непредвзятую экономическую статистику в предвыборный период довольно сложно. Но даже судя по имеющимся обрывочным данным, с 2015 года во Владимирской области фиксируется падение инвестиций в основной капитал предприятий и сокращение рабочих мест – особенно в сфере малого бизнеса.

Так, по данным таможенников, идет снижение внешнеторгового оборота Владимирской области. В частности, объемы экспорта в 2017 году рухнули сразу на 34% - целый ряд предприятий не получил выполняемых ранее заказов.

Снижалась во Владимирской области и производительность труда. Скинув еще 4%, к августу 2017 года Владимирская область оказалась на аутсайдерском 67 месте среди других регионов по этому показателю.

По данным Центробанка, сумма выданных кредитов в 2017 году по сравнению с аналогичным показателям 2016 года упала почти вдвое, что косвенным образом свидетельствует о снижении инвестиционной активности.

Владимирстат фиксировал снижение количества рабочих мест, организованных индивидуальными предпринимателями и малым бизнесом. А по данным Росстата, чуть ли не единственными сферами предпринимательства, демонстрирующими во Владимирской области рост, оказались химчистка, починка обуви и ремонт техники.

О проблемах в экономике Владимирской области свидетельствовали данные о задержках арендных и коммунальных платежей. Громче всего о растущих долгах заявляли энергетики 33 региона. Но, судя по количеству и суммам исков в картотеке Арбитражного суда, поставщики электроэнергии - далеко не единственные.

Не «поперла», несмотря на обещания губернатора Орловой, и экономика на селе. Во-первых, селяне значительно меньше стали инвестировали в бизнес, чем городские жители. А во-вторых, летом 2017 года фактически пошла ко дну сфера животноводства. Распространение вирусов животных по хозяйствам Владимирской области сопровождалось большими скандалами. В регионе вырезали почти всех свиней, обескровив львиную долю хозяйств. Недоумение вызвало и уголовное преследование собственника крупного аграрного бизнеса Виктора Огнева — его обвинили в мошенничестве с госпомощью, выданной после забоя поголовья коров из-за вспышки ящура.

Под конец 2017 года стало понятно, что, несмотря на все заявления владимирского Белого дома, аграрная отрасль просела и Владимирская область, по данным правительства России, попала в список неблагополучных для ведения сельского хозяйства территорий.

ИТОГО

В 2017 году хорошо себя чувствовали лишь бизнесмены, поймавшие волну новых экономических тенденций - делать деньги на переделе чужой собственности. Кто-то стал специализироваться на том, что в 2017 году стали называть «финансовым рейдерством». Кто-то - соглашался помогать новым собственникам управлять отжатыми активами.

На этом фоне стало особенно заметно, что никто не хочет публично обсуждать экономические проблемы регионального предпринимательства. Руководство Владимирской области во главе с губернатором продолжило рапортовать об успехах и росте экономических показателей. А живая дискуссия о реальном состоянии дел в 2017 году состоялось лишь однажды - когда депутаты Законодательного Собрания решились поспорить с финансовыми структурами Белого дома о том, нужно ли отменять существующие налоговые преференции, привлекающих инвесторов. Команда губернатора в этом вопросе заботилась лишь о кратковременном увеличения взносов в бюджет, а депутаты предрекли ухудшение инвестиционной привлекательности 33 региона.


Источник публикации: зебра-тв: бизнес


www.vladimironline.ru


Рассылка новостей на e-mail



только в разделе Экономика

Последние новости

Все новости


Комментарии